Заключение

1. История Выксы
2. Андрей и Иван Баташёвы
3. Садово-огородное хозяйство И.Р. Баташёва, его подсобные промыслы
4. Сезонные работы крестьян, в хозяйстве И.Р. Баташёва
5. Отрицательные явления в хозяйстве И.Р. Баташёва
6. Заключение

Баташёвская эпоха оставила выксунцам богатое наследие: заводы, благоустроенные сёла, в том числе и Выксу, состоящую из 3-х слободок, барской усадьбы с парком, церкви, дворянскую культуру с театром, библиотекой, мебелью и картинами в усадебном доме, оставила и нравственные традиции о добросовестном труде — без брака выпускать продукцию, жить по христианским заветам. Но эпоха оставила нам в наследие и народную культуру: песни, пословицы, поговорки, предания, легенды и неприятие барского крепостнического произвола, лакейского мышления и поведения людей, подвластных хозяину.

Здесь уместно вспомнить великих русских просветителей, выступавших против крепостного права, классового неравенства, против барства и холопства: Радищева А.Н., Новикова Н.И., Некрасова Н.А., Герцена А.И., декабристов, разночинцев II-ой половины XIX века, всю прогрессивную общественность дореволюционной России, вспомнить их заветы и оценивать И.Р. Баташёва без глянца и позолоты. Он был талантливым русским предпринимателем, патриотом России, много трудился, «на диване сутками не лежал», но он был типичным крепостником. Умел постоять за себя и за правду.

Наследницей Ивана Родионовича была внучка Даша, и он не хотел, чтобы всё их богатство делилось на 5-х наследников (4-х сыновей Андрея и Дашу) и настоял на равноценном разделе.
То, что Иван Родионович умный, инициативный предприниматель, доказывать не надо, современники его оценили и всем сейчас понятно то, что организовывать и управлять заводами и всем горнозаводским хозяйством не каждому по силам, тем более добиваться в нём образцового порядка и передовых технических, технологических лидерских позиций.

О патриотизме И.Р. Баташёва говорят факты поведения его в годы Отечественной войны 1812-1814 гг. Помимо налогов и дополнительного военного налога 200 рублей в год с каждой доменной печи (а у него их было 5), он пожертвовал для армии на 150 тысяч рублей пушечных ядер и снарядов, поставлял для казны холодное оружие.
Основатели заводов и Выксы, безусловно, заслужили нашу благодарную память. Сейчас в Выксе есть памятник братьям Баташёвым работы замечательного скульптора В.М. Клыкова, в честь их названы улица, площадь, магазин, хлеб, гостиница, учреждены премия и стипендия. Не случайно писатель А. Письменный, работавший над повестью «В маленьком городе», отметил: «Баташёвской эпохой выксунцы гордятся, как египтяне пирамидами». Всё верно, но, во-первых, баташёвская эпоха — это не только братья Андрей и Иван Родионовичи Баташёвы, но и люди, работавшие под их началом или руководством целых 65 лет с 1755 по 1821 годы.

В топливно-энергетическом секторе металлургических производств заводов Шепелевых, ОВГЗ, ВГО, ПГО и ВМЗ торф сыграл значительную роль. Об эпопее добычи и использования торфа в Выксунском районе написал главный инженер ЛТУ Н.И. Колесов с командой сослуживцев в шестидесятых годах двадцатого века. Это были «Записки по истории ЛТУ». Немного внимания уделил этому вопросу В.К. Алешков в своей книге «История лесного дела на Выксунской земле»1. Но эпопею (именно эпопею) добычи, использования торфа надо ещё изучать и изучать. Это необходимо для понимания проблем и достижений прошлых лет, без знания этой темы трудно осмыслить ушедшую эпоху в истории ВМЗ.
Со школьных лет, казалось бы, знакомый нам торф, оказывается, так многолик… и полностью наукой ещё не изучен. Наше чуть ли не пренебрежительное мнение о болотах ошибочное. Болота во всём их разнообразии, в том числе и торфяные, играют исключительную роль в экологической системе земли, а торф играл и ещё сыграет свою роль в экономике, хозяйственной деятельности народов и стран в будущем. Удивительно то, что сжигать, как топливо торф начали давно, а изучать серьёзно стали только во второй половине девятнадцатого века. В России известен указ Петра I от 1703 года, предназначавшийся чиновникам южных губерний: «Искать всевозможно турф-топливо, чтоб было подспорье дровам». Насколько наука ХYIII века была ещё далека от торфа, подтверждают слова М.В. Ломоносова: «Горные уголья с турфом сродни, из турфа родились. Промышляют его для такой же потребы». А потреба была одна – сжигание, как топлива.

Первые сведения о применении торфа на заводах Шепелевых есть в статье Шерера в «Горном журнале» за 1839 год: «На заводах генерала Шепелева из земли извлекают и отличную руду, и горючий материал (чёрную землю)». Вот так писали о торфе и спустя 100 лет после М.В. Ломоносова.
На заводах Шепелевых с 1846 по 1857 годы при опекунском Совете во главе с В.А. Сухово-Кобылиным была проведена масштабная реконструкция доменного цеха Верхнего завода с изменением направлений грузопотоков, с установкой рудообжигательных печей, в топках которых сжигали щепу, пни и торф. На болотах, расположенных за Нижним заводом (к Борковке), была организована промышленная добыча торфа. Мнение о том, что торф у нас начали применять при Лессингах ошибочное. Шепелевские заводы были среди лидеров по добыче и использованию торфа в промышленности в середине ХIХ века.
В России в 1858 году было создано общество по изучению торфа, а в 1859 году в министерстве промышленности введена должность торфмейстера, в 1875 году под Брянском организована показательная казённая (государственная) торфоразработка.
Болотами заинтересовались и писатели. Например, о болотах много писал известный нижегородец П.А. Мельников-Печерский: «Эти погибельные, страшные для небывалого человека мшары или моховые болота…. Тут ходить опасно, разом попадёшь в болотную пучину и пропадёшь ни за денежку».
И в эти же годы научно-популярная книга профессора Петербургской Лесной Академии В.Н. Сукачева «Болота, их образование, развитие и свойства» вызвала взрыв интереса у всей читающей публики страны. В увлекательной форме автор книги выдвинул идеи широкого применения торфа не только в топливно-энергетической сфере, в сельском хозяйстве, а и в качестве сырья для химической, фармацевтической и даже пищевой промышленности.

В Выксе с образованием ОВГЗ в 1885 году сложились условия для проведения нового этапа реконструкции заводов, а в связи с организацией мартеновского производства стали в 1892 году была резко увеличена добыча торфа, так как его использовали для получения генераторного газа – основного топлива мартеновских печей. Разрабатывались уже месторождения торфа новых болот — Козьего (около Унора и Осиповки), 25 болота (в направлении к Саваслейке) и треугольник — Борковка-Антоповка-Грязная. На добыче торфа, как и на рудниках, преобладал ручной труд, условия труда тяжёлые, поэтому эти участки испытывали проблемы с кадрами – на работу привлекались сезонные рабочие из Татарии, Мордвы и Чувашии. Использование торфа с годами увеличивалось на заводах, железных дорогах, в кузницах по всей стране. В 1900 году в России было добыто 1 млн. тонн торфа, в 1914 году – 1,5 млн. тонн. В Выксе для нужд заводов ВГО в 1917 году торфоразработки велись на площади 1077 десятин!
После революции и Гражданской войны известный план ГОЭЛРО вызвал к жизни знаменитые стройки электростанций, работающих на торфе в Кашире, Шатуре (1924 г.), Балахне (1928 г.) и другие. В 1921 году был организован НИИ торфа, в 1922 году — торфяной институт и ряд техникумов. Двадцатые годы ХХ века в энергетике России были десятилетием торфа! Шла активная пропаганда торфа и всего, что с ним было связано. Организовывали научные конференции, симпозиумы, совершенствовали методы добычи – освоены, например, фрезерный и гидравлический методы. Прочили великое будущее торфу при применении его для получения небывалых урожаев в сельском хозяйстве, торфококса в металлургии (вместо древесного угля), чудо-лекарств и многого другого.

Образованный в Выксе Приокский Горный Округ в 1920 году развернул масштабную добычу торфа в торфоболотах: Пятницком (в 2-х км от Липни), Мещерском (в 8-ми км от Кулебак), в которых толщина слоя торфа была не обычной в 0,5-1,5 м. толщиной, а 9-17 метров! При этом торф использовали для своих заводских нужд и продавали. В 1928 году торфодобыча шла на 16950 га площади, осваивались новые болота в Семилове, Внутреннем, Каменном Шолохе, Некрасовском, Чистом. При торфоболотах строились посёлки с жилыми домами, магазином, школой, клубом, баней, почтой, здравпунктом. Проводилась массовая культурно-просветительская работа по линии Ликбеза, Санпросвета, комсомольских и партийных организаций. Жизнь в посёлках кипела.
Известный тренер В.А. Абрамов гордится, что у него в паспорте записано: «родился на торфоболоте «Чистое». Развитие торфодобычи продолжилось и в 30-е годы. С 1938 по 1961 годы в среднем добывали до 75 тысяч тонн торфа ежегодно.
Особая страница в истории ВМЗ — проведение экспериментов по производству торфококса, проходивших в начале 30-х годов. Торфококс планировали использовать в проектируемом новом доменном цехе с печами полезным объёмом 300 м3.
Но так как в стране было освоено производство кокса, позволяющее строить доменные печи объёмом до 1000 м3 и более, то от идеи применения торфококса отказались. Отказались и от развития доменного дела в Выксе. Как известно, последнюю доменную печь остановили 20 мая 1935 года.
В годы Великой Отечественной войны ВМЗ, напряжённо работая, потреблял ежесуточно 40 вагонов торфа, 120 вагонов дров. Для заготовки их использовали труд (кроме штатных рабочих) студентов ВМТ, учащихся РУ №15 и №18 и мобилизованных на трудовой фронт (по специальному постановлению правительства с 1943 года) киргизов, узбеков, которые по религиозным убеждениям не были мобилизованы на фронт, работали и военнопленные: венгры, румыны, австрийцы и предатели – власовцы, полицаи.
«В 1944 году отдел капитального строительства лесоторфоуправления построил четыре лагеря для заключённых — в 48 квартале около М. Тупика, в п. Лашман (на 400 человек), в п. Лесомашинное, на разъезде 72 км (на 150 человек). Около тысячи бывших старост, полицаев, власовцев работали на лесоповале и заготовке торфа, в 1946 году их сменили военнопленные».
В 1961 году ВМЗ перешёл на использование мазута (строился газопровод), а с 1963 года – природного газа. Добычу торфа для нужд ВМЗ прекратили. Посёлки опустели и об этом к месту стихотворение С. Есенина:

«Топи да болота,
Синий пласт небес.
Хвойной позолотой
Взвенивает лес…
Слухают ракиты
Посвист ветряной…
Край ты мой забытый,
Край ты мой родной!…»

Хорошо, что усилиями И.Н. Пантелеевой, С.В. Матчиной, А.В. Исаева были установлены памятные знаки некоторым посёлкам и деревням Выксунского района. Надо бы мобилизовать школьников, студентов, журналистов, всех, кто не равнодушен к нашей истории, для записи воспоминаний бывших жителей этих посёлков, для сбора сохранившихся документов (сейчас этой работой занимается библиотека «Отчий край» в рамках проекта «Забытые деревни»).
Общий запас болотных площадей сейчас у Выксунского района 40 000 га, а запасы торфа в тоннах приблизительные (это богатство ещё пригодится в будущем).
Запасы торфа по району (млн. тонн):

— Внутреннее — 5, 541 млн. тонн (остаток)
— Ховерское — 0, 699 (расположено в 5 км к юго-востоку от Н. Вереи)
— Каменный Шолох – 0, 494 (расположен в 20-ти км от Новодмитриевки)
— Глухариное – 0, 462 (недалеко от Сноведи)
— Нарезок-Катали – 0, 479 (в пойме Оки – Н. Верея)
— Семиловское – 0, 242
— Новое — 0, 251 (за Сноведью)
— Вершина — 0, 219 (Шоркин Бор – граница с Рязанской областью)
— Сивери — 0, 191 (за Новодмитриевкой)
— Святое — 0, 053 (у Озёрок)
Всего: 8, 631 млн. тонн.
Есть ещё небольшие запасы не выбранного торфа в болотах:
— Борковское — у Борковки
— Калёновское — там же
— Весёлое
— Чистое — за Семиловым
— Некрасовское — за Семиловым
— Козье — около Унора
— 25 болото — к Саваслейке

В Лесхозе в 2000 году на учёте было 4 984 га болот избыточной увлажнённости, 3 274 га – под лесом. Эти болота моховые, осоковые, осоково-моховые. Слой торфа обычный от 20 см до 1 метра. Сейчас добывают торф только для удобрения почв. В будущем «торф ещё скажет своё слово» и как топливо, ведь у него высокая теплотворная способность, например, у торфа Пятницкого торфоболота — 5 500 кал/кг — интересен химический состав: С — 44, 6 %, Н — до 11 %, А (зольность) — до 5 %, Ж (влажность) — до 17 %, остальное — другие составляющие (разные соединения всех элементов таблицы Д.И. Менделеева).
Торф, как известно, образуется из болотных растений, планктона, микроорганизмов, насекомых, кустов в течение тысячелетий в результате разложения их в условиях повышенной влажности и при недостатке или полном отсутствии кислорода. Растительность болот разная: осока, хвощ, тростник, мох нескольких видов, можжевельник, ивняк, березняк, планктон разный, и условия их разложения (температура, давление) разные, поэтому торф так многолик.
Сказывается на торфе и характер воды, и её количество. В низинных болотах, где всегда есть ключи, вода которых имеет в растворе много минеральных солей, торф этих болот отличается многозольностью. Напротив, в верховых болотах ключей нет, вода только атмосферных осадков — и торф в них малозольный. Важными показателями качества торфа являются: зольность, степень разложения, кислотность, влага и другое.
Для производства торфококса и топлива для кузниц используется только верховой торф со степенью разложения более 30% и зольностью меньше 6%.
В сельском хозяйстве для удобрений, для подстилки вместе с соломой в хлевах и стойлах используют любой торф, а вот для получения воска, спирта, щавелевой кислоты, кормовых дрожжей, стимуляторов роста, лекарственных препаратов, активированного угля, душистых веществ и прочих ценнейших редких веществ, конечно же, используют особые сорта торфа.
Не надо забывать и то, что болота являются ценнейшими охотничьими угодьями. В соседней с нами Мещёре Рязанской области любят отдыхать с ружьём и фотоаппаратом космонавты, там у них свои пансионаты. Знамениты этим Спас-Клепики, Солотча.
Выработанные торфяные болота хозяйственники используют для разведения рыб, организации охотничьих хозяйств, засевают многолетними травами.
Неразработанные торфяники интересны и археологам.
Сенсацию мирового масштаба и мирового значения многие выксунцы ещё помнят: в толще торфяного слоя в Магаданской области Якутии в 1977 году нашли тушу мамонтёнка с шерстью и сохранившимися тканями. Мамонтёнка назвали Димой, он хранится в ледяном саркофаге в Москве и изучается учёными.
А вот другую сенсацию 1958 года успели подзабыть — в Ярославской области в толще торфа обнаружили могильник и стоянку первобытного человека 40000-летнего возраста. Были найдены: мотыги, копья, гарпун из костей животных и деревянное жилище на высоких сваях!
Давайте подумаем, а что же может находиться в толще торфа наших болот?
Напомню, что в запасе его у нас примерно 9 млн. тонн. Напомню и о том, что наша задача — записать воспоминания о жизни и работе тех людей, которые трудились на торфоразработках до их закрытия в 1961 году.

/Страницы прошлого Выксы: сборник краеведческих очерков и статей.
Надежда Алексеевна Князева/