История города Балахна.

Балахна — старинный русский город. Год основания — 1474-й. Поселение на этом месте существовало за три-четыре тысячелетия до объявления его городом. Под собственным именем Балахна впервые упоминается в русских летописях с момента постройки в ней крепости в 1536 г. В этом году казанский хан Сафа-Гирей практически уничтожил город. После этого мать Ивана Грозного Елена Глинская велела построить здесь крепость, которая сгорела в 1730 г. Подборка фотографий.

Отличительной особенностью экономико-исторического развития Балахны от других районных центров Нижегородской области является то, что Балахна, начиная со второй половины XV в. и до наших дней, имела три «золотых века» и играла большую роль в экономике древней Руси, дореволюционной России и Советской России. Эти три «золотых века» Балахны были связаны не с кустарными промыслами, не с военными походами и битвами царей, а с определенным промышленным производством: добычей соли, корабле-строением, производством бумаги и электроэнергии для всей страны.

Балахна в древней Руси была единственным значительным центром соляной промышленности. По народным преданиям, разработка соляных источников началась здесь ссыльными новгородцами после покорения Великого Новгорода Иваном III в 1478 г. Историк С.И. Архангельский пишет, что Балахна в ХVI-XVII вв. «носила определенные промышленные черты, начиная от многочисленных церквей, построенных солепромышленниками, и кончая убогой келью бобыля, который работал на тех же промыслах». В 70-х гг. XVII в., а именно в 1674-1676 гг. в Балахне насчитывалось 33 рассольных трубы почти с 25 тысячами бадьями рассола, который выпаривался на 86 варницах, в результате чего получалась соль. Соль продавалась на месте, но большую ее часть вывозили в стругах по Волге, Оке и Клязьме.

Балахна — родина Козьмы Минина (конец XVI — 1616 г.) — организатора Нижегородского ополчения 1611-1612 годов.Время рождения Кузьмы Минина точно не установлено. Полагают, что он был старше Дмитрия Пожарского и родился около 1570 года. Минин рос в многодетной семье балахнинского соледобытчика Мины Анкундинова. Отец Космы Минина был состоятельным человеком. Косма с детских лет принимал участие в работе отца, как заведено было во всех русских семьях, независимо от материального или сословного положения. Владел топором, косой, управлялся с лошадьми, знаком был с тяжелыми работами соляного промысла. Когда Косме было около двенадцати лет, он с отцом и матерью Доминикой переехали в Нижний Новгород. В дальнейшем, когда Косма Минин имел собственное дело, он поселился на посаде Благовещенской слободы. В мясном ряду на нижегородском торге стояла лавка Космы Минина, владел он и «животинной бойницей», под стенами Кремля. Косма Минин имел жену Татьяну Семеновну и сына Нефеда. Существует версия, которая не подтверждается архивными документами, по которой у Минина был еще сын Леонтий. В зрелые годы Косма Минин был уважаемым человеком, относился к числу зажиточных людей в посадской среде Нижнего Новгорода. В 1611 году избран земским старостой, неоднократно призывал к борьбе с польско-литовскими захватчиками (известны 3 его речи), к созданию народного ополчения во главе с князем Д.М.Пожарским, ведал в нем хозяйством, проявил дипломатическую предусмотрительность, военный дар, красноречие. Был тверд в решениях, умел добиваться согласия различных социальных групп. Снабженное всем необходимым ополчение 22-26 октября 1612 года освободило от интервентов Москву.
Минин участвовал в Земском соборе 1613 года, поставил подпись под грамотой о избрании царем Михаила Федоровича Романова. 12 июня 1613 года провозглашен думным дворянином, пожалован в Нижегородском уезде поместьем (с. Богородским и Ворсмой с дер.), ставшие указом от 20 января 1615 года его вотчиной. Оставлен в Москве. В 1614 году собирал по стране I- ю пятину, 25 декабря 1615 года Боярской Думой послан в Казань устанавливать мир и согласие между нерусскими народностями. Выполнив миссию, скончался весной 1616 года, привезен в Нижний Новгород, погребен на погосте приходской Похвалинской церкви. В 1672 году его прах был перенесен к кремлевскому Спасо-Преображенскому собору первым нижегородским митрополитом Филаретом, позднее несколько раз перезахоронялся. В 1962 году положен в кремлевском Михайло- Архангельском соборе — храме-памятнике ополчению начала XVII века. Род Минина по прямой линии пресекся со смертью сына Нефида в 1632 году, вотчина отписана на государя.
В XVII в. Балахна имела 606 дворов, и из 254 городов Русского государства она стояла на 12-ом месте. Только вдвое по числу дворов уступала она Нижнему Новгороду, имеющему 1006 дворов. Но в конце XVII и в начале XVIII вв. соляной промысел в Балахне начинает падать и концу XVIII в. практически прекратился. Причин упадка солеварения было несколько: — введение пошлины на всю отправляемую из Балахны соль; — дороговизна дров, являющихся единственным видом топлива при выварке соли; — опустошительные пожары в 1680 и 1730 гг., которые основательно разрушали Балахну; — частые (1620, 1678, 1709, 1751, 1829, 1849 гг.) и сильные весенние разливы Волги, приводившие к большим разрушительным последствиям. Кроме этих причин, была еще одна и немаловажная — конкуренция других соледобывающих районов России, таких как Пермский, Эльтонский и Илецкий, где соляной раствор был более насыщенным, а дрова много дешевле. По более значительному количеству вываренной соли последним был 1870 г. К концу XIX в. солеварение прекратилось. Так закончился первый «золотой век» Балахны.
Балахнинцы наряду с солеварением были известны на Руси как первоклассные судостроители, и Балахна исстари славилась своим судостроением. Настоящее свое искусство балахнинские строители показали в 1636 г., построив по заказу Гольштинского посольства один из громаднейших для того времени (первый построенный в России) корабль «Фридрих». С этого времени и начался второй «золотой век» Балахны. Во времена царствования Петра I, начиная с 1699 г., Балахна стала одним из центров строительства парусных военных судов для Азовского похода царя. На строительстве судов работали не только местные жители, но и мастера, пришедшие из Костромской, Владимирской и других губерний. После того как замерло Балахнинское усолье, судостроение стало играть самую видную и важную роль в промышленной жизни Балахны. В 1845 г. балахнинцы начали строить пароходы и баржи. Ежегодно в Балахне строили около 100 барж. Однако баржестроение продолжалось только до конца XIX в. Балахнинское судостроение не выдержало конкуренции со стороны построенного в 1849 г. по соседству Сормовского судостроительного завода. В XVI-XVIII вв. Балахна славилась производством печных и архитектурных изразцов. Изразцы использовались на строительстве церквей, облицовке домов и кладке печей. Переливчатыми изразцами, изготовленными балахнинскими мастерами, выполнены шатры храма Василия Блаженного в Москве. Мастера кирпичной кладки из Балахны принимали участие в сооружении Московского Кремля. В это же время широкое развитие имели кружевные балахнинские промыслы. Кружевоплетение прославило балахнинских кружевниц на всю Россию. Отправлялись кружевные изделия и за границу. Кружевной промысел приносил плетеям (кружевницам) очень небольшой заработок, с конца XIX в. промысел начал сокращаться. В очень небольших размерах он сохранился до настоящего времени. Упадок солеварения, резкое сокращение строительства судов привели к общему замедлению промышленного развития города, и Балахна в конце XIX в. превращается в небольшой захолустный грязный уездный городок со спивающимся, почти полностью безграмотным населением и незначительными ремеслами: сапожным, портным, кузнечным, гончарным. Такой оставалась Балахна до Октябрьской революции 1917.

Новая жизнь началась в Балахне с приходом Советской власти. В плане электрификации России, плане ГОЭЛРО, Балахна была занесена в список первоочередных строек. Район вставал на путь социалистической индустрии, основой которой были большие торфяные болота, примыкавшие к городу. Торфяные залежи с очень большими запасами торфа располагались и к западу от Балахны. По решению Правительства у г. Балахна в 1923 г. началось строительство Нижегородской государственной районной электростанции (НижГРЭС). Первый ток электростанция дала в 1925 г. В 1929 г. ГРЭС имела мощность 42000 кВт, а в 1933 г. — 250000 кВт, являясь в то время самой крупной электростанцией, работающей на торфе, и в СССР, и в мире. Индустриализация Балахны продолжалась — весной 1926 г. началось строительство промышленного гиганта — целлюлозно-бумажного комбината, который должен был стать одной из грандиознейших фабрик в Европе. Решение о сооружении целлюлозно-бумажного комбината рядом с Балахной было обосновано наличием электроэнергии, огромных запасов заволжских еловых лесов Унжеского бассейна, близостью Балахны к Москве — самому крупному потребителю бумаги — и положением Балахны на Волге. В 1928 г. была пущена первая бумагоделательная машина, и балахнинская газетная бумага отправилась в Москву, пока что только для газеты «Правда». Рядом с Балахной вырос поселок бумажников Правдинск. Наряду с бумкомбинатом в первые годы социалистического строительства в Балахне сооружалась картонная фабрика, которая была пущена в эксплуатацию в августе 1928 г. Выбор места под строительство фабрики определялся теми же причинами — близость электростанции — ГОГРЭС, запасы елового леса вдоль реки Унжи, близость потребителя продукции фабрики. В первые годы фабрика занимала по мощности первое место в СССР, выпуская 13500 т картона в год. Одновременно с этими ведущими предприятиями в первые годы Советской власти были построены и введены в действие и другие — мебельная фабрика, предприятия по обслуживанию населения города. Балахнинская электростанция, бумкомбинат, картонная фабрика (несмотря на их новые формы собственности и наименования) определяли и определяют экономическую мощь и лицо района, являясь крупнейшими предприятиями не только своих отраслей, района, области, но и страны. Третий «золотой век» Балахны продолжается и продолжается успешно, выдерживая новые экономические реформы, экономические кризисы, а также конкуренцию других стран и предприятий — производителей аналогичной продукции.