Левитан в Васильсурске.

Жизнь и творчество великого русского художника Исаака Ильича Левитана (1860 — 1900) во многом загадочны и не познаны. К таким туманным и противоречивым страницам его биографии относится первая поездка на Волгу — в город Васильсурск Нижегородской губернии. Еще в ученические годы Исаак Ильич Левитан мечтал посетить Волгу, о которой был много наслышан от художников, на ней побывавших. Прежде всего, от своего Учителя А.К. Саврасова, волжские произведения которого он хорошо знал и глубоко их почитал.

Когда же он впервые увидел Волгу? Итак, в конце апреля – начале мая 1887 г. Исаак Ильич отправляется в долгожданную поездку на Волгу. Поселяется в небольшом старинном городе Васильсурске ныне Нижегородской области. Почему именно в нем? По собственному выбору или по чьей-то подсказке. Исаак Ильич не мог поехать в такую несусветную глушь, куда и по сегодняшним-то временам добраться непросто, кто-то ему посоветовал приехать именно сюда. Так или иначе, но пребывание в Васильсурске вызвало у художника ужасную душевную драму, какой у него никогда не случалось. Первая встреча с Волгой, произошедшая в Васильсурске, оставила у него тяжелые впечатления, о чем можно судить по его письмам А.П. Чехову. «…Разочаровался я чрезвычайно. Ждал я Волгу, как источник сильного художественного впечатления, а взамен этого она показалась мне настолько тоскливой и мертвой, что у меня заныло сердце, и явилась мысль, не уехать ли обратно?» Есть неуверенные предположения, что Левитан хотел бежать из города, якобы, доехал до Самары. Но вернулся обратно в Васильсурск, и город стал, кажется, ему чем-то нравится, что-то интересное он в нём нашёл. Поэтому и остался до середины июня, то есть пробыл здесь почти два месяца. Теперь точно известно, что художник поселился в имении Е.М. Харламовой. Может быть, не сразу, а некоторое время спустя, положим, после кратковременной его поездки до Самары, если она вообще состоялась. Но самым важным оказалось то, что у Харламовых Левитан был не один, а с художником Мануилом (Эммануэлем) Христофоровичем Аладжаловым (1862 — 1934), одним из близких его друзей, с которым он неоднократно ездил на летние этюды. Тем более что Аладжалов любил Волгу, хорошо ее знал и вполне мог «заманить» сюда и Левитана. Несмотря на неблагоприятные внешние и душевно-психологические обстоятельства, Левитан сделал в Васильсурске много. Прежде всего, написал картину «Разлив на Суре». К «Разливу на Суре» относят и три этюда под одинаковым названием «Пасека». Они находятся в Третьяковской галерее, Нижегородском художественном музее и в Музее русского искусства в Киеве.

Неудержимый шквал тоскливых чувств Исаак Ильич еще никогда прежде не испытывал, хотя всегда был болезненно-маниакальным и обострённо-нервным человеком, предрасположенным к черной меланхолии и мрачным настроениям. Они, естественно, отражались и в его творчестве. В Васильсурске, вероятно, в большей степени. Но чтобы выразить в живописи эти душевные потрясения, которые, впрочем, подчас свойственны любому из нас, нужен огромный талант — талант Левитана. Поэтому васильсурские картины и этюды так близки нам, так глубоко проникновенны и волнующи, так тревожат нас. Поэтому места, где эти чувства были так сильно выражены в искусстве, достойны самого пристального внимания. Вот почему столь важен в жизни и творчестве Левитана небольшой русский город Васильсурск.

«Васильсурск»! Так называется одна из последних, если не последняя картина Левитана, здесь написанная. И заметьте, единственная посвященная целиком городу. Что-то вроде последнего «прости». Она очень сильно отличается от всех них. Художник как бы завершал эту свою первую волжскую поездку. На прощание Волга подарила Левитану хорошую погоду, которую он и оставил в этом этюде. «Васильсурск»— чуть ли ни единственный — светлый, бодрый, трепетный в ряду сумрачных, серых «васильсурских» работ. На холсте — почти летний день, конец мая или начало июня. Просветлело. Дождь перестал. Облака поднялись и поредели, и меж ними заголубело небо. Прояснилось, — и открылся такой широкий речной простор!

Но самое прискорбное то, что тех мест, которые писал Левитан ныне не существует. Разлившееся Чебоксарское водохранилище поглотило и низкий берег Волги с несколькими деревнями, и прибрежную часть города. Под водой оказалось все, что было изображено в «Васильсурске», — и березка, и деревья, и дома. И «Разлив на Суре», который поразил художника «громадным водным пространством», был низвергнут в пучину гигантского потопа. Исчезла и «Деревенька близ Васильсурска», и «Глинистый обрыв», и «Избы на высоком берегу реки». Быть может, сохранилась усадьба Харламовых? Она уцелела от затопления водохранилищем. Но очутилась на самом краю обрыва. И вскоре была подмыта и рухнула в воду.

Литература: /В.Е. КОНЧИН / «ЛЕВИТАН В ВАСИЛЬСУРСКЕ»